Сайт airportus.ru – единственный официальный сайт АО «Аэропорт Южно-Сахалинск»

При использовании иных интернет-ресурсов есть риск получения недостоверной информации

Новости

Гость пресс‐центра — Генеральный директор АО «АВИАЦИОННАЯ КОМПАНИЯ АВИАШЕЛЬФ» Виктор Аксютин: Меня вдохновляет прогресс и возможность дальнейшего развития

Виктор Аксютин возглавил первую на Дальнем Востоке специализированную частную компанию «Авиашельф» с момента ее основания, в 1998 году. Предприятие было создано с целью вертолетной поддержки реализации нефтегазовых проектов на континентальном шельфе Сахалина. Вместе с тем, вертолетная авиация уже существовала на острове не одно десятилетие. Однако в тот период она оказалась не готова к новому вызову времени: отвечать жестким требованиям международных консорциумов. Поэтому и появилась необходимость формирования совершенного нового, прогрессивного авиационного подразделения, которое могло бы предоставлять услуги соответствующего уровня.

С тех пор прошло 19 лет и сегодня компания стабильно работает не только на Сахалине, но и в восточных регионах нашей страны. В число акционеров компании входит крупнейшая международная вертолетная компания «Бристоу Групп Инк» (Bristow Group Inc.). Авиакомпания осуществляет коммерческие воздушные перевозки пассажиров и грузов, выполняя полеты на морские суда и буровые установки, а также наземные объекты. Не менее важными в деятельности компании являются аварийно‐спасательные и поисковоспасательные полеты, выполнение рейсов по медицинской эвакуации и тушению пожаров, а также многие другие виды вертолетных работ. Все эти годы становление и развитие «Авиашельфа» неразрывно связано с именем ее генерального директора Виктора Аксютина. В управленческом арсенале главы компании есть важнейшая стратегическая линия: эффективное использование современных достижений отрасли в сочетании с принципами гуманизма и человеколюбия. Возможно, именно этот синтез энергий и является основой жизнеспособности компании? На эти и другие вопросы генеральный директор АО «Авиационная компания Авиашельф» ответил пресс‐центру в преддверии профессионального праздника Дня Воздушного Флота России.

Генеральный директор АО «Авиационная компания «Авиашельф» Виктор Аксютин. 2017

Виктор Сергеевич, какие события предшествовали моменту, когда Вы возглавили компанию «Авиашельф»?

– «Авиашельф» появился не на ровном месте. Дело в том, что 90-е годы ознаменовались началом освоения сахалинского шельфа при участии иностранных инвесторов, прежде всего, это формирование проектов Сахалин-2, Сахалин-1. Естественно, новые задачи появились и в авиации, связанные с реализацией этих нефтегазовых проектов, в том числе и задачи, связанные с вертолетным обеспечением. Вертолетная авиация существовала на острове не одно десятилетие, но, тем не менее, она оказалась не готова к тому, чтобы отвечать тем требованиям, которые предъявляли к деятельности вертолетной авиации международные консорциумы. Поэтому появилась необходимость формирования авиационного подразделения, которое могло бы предоставлять услуги, соответствующие требованиям западных партнеров. Огромная разница существовала в требованиях по безопасности и качеству услуг, отвечающих международным требованиям и тех услуг, которые мы могли предоставить на тот момент. Это касалось не только вертолетной авиации, но и самолетной тоже. Если обратиться к истории авиакомпании «Аврора», будет ясно, что в основе ее создания лежала та же проблема. Нашлись предприимчивые люди за рубежом, имеющие опыт предоставления услуг международным консорциумам в других странах, которые и инициировали создание компании «Авиашельф». Партнеры предложили мне возглавить новую компанию, понимая, что у меня есть опыт взаимодействия с потенциальными подрядчиками и видение, как это должно работать на тот момент.

Для Вас это было неожиданное предложение? Если можно, расскажите о себе, как вы пришли в авиацию?

– В какой‐то мере и да, и нет. С одной стороны, все новое и неизвестное всегда волнительно, а с другой стороны была во мне некая готовность к переменам. Наверное, поэтому они и наступили в тот момент моей жизни. Мой отец был военным летчиком, поэтому авиация мне была очень близка. Отец летал на самолетах Пе-2, пикирующем бомбардировщике, позже на Ту-4. В основном, это самолеты бомбардировочной авиации конца войны до периода 60-х годов. Отец ушел из ВВС в середине 70-х. Понятно, что влияние на меня было сильное, но, тем не менее, отец мне не советовал становиться летчиком. Периодически говорил, что это мне не понравится и советовал заняться более интересным делом. Я прислушался к советам отца и стал инженером. Учился я в городе Риге, окончил Рижский краснознаменный институт инженеров гражданской авиации имени Ленинского комсомола.

Виктор Аксютин, 1986 г.

А почему Вы выбрали для учебы Прибалтику?

– Дело в том, что это родные места для меня. Я родился в Литве, в городе Паневежис. Отец был военным, служил там, где прикажут, поэтому я и родился там, где служил отец. Моя мама была медицинским работником. Получила медицинское образование еще до войны, и как медсестра даже поучаствовала в Великой Отечественной Войне в 1941 году, так что мои родители прошли хорошую школу. И я бесконечно благодарен им за все.

Расскажите, тяжело ли давалась учеба? И поддерживаете ли Вы отношения со своими сокурсниками?

– Отношения поддерживаем, с некоторыми до сих пор дружим. Учиться было, конечно, сложно. В советские времена, тем более в авиации, к учебному процессу относились серьезно. Прежде всего, преподавательский состав был очень строгий, а студенты, как обычно, по мере сознательности. Для меня было важно получить фундаментальное образование. В результате имею красный диплом, который предоставил мне несколько вариантов дальнейшего пути. При распределении мне предоставили выбор, в результате которого я поехал в город Южно‐Сахалинск. Юношеское чувство романтики сыграло решающую роль, хотелось посмотреть, что такое Дальний Восток. Конечно же, я не планировал оставаться здесь надолго, но судьба распорядилась иначе.

Чартерный рейс японской авиакомпании Japan Air System. Примерно 1991 г. На фотографии, кроме меня, Багров В.К. и Надсадин С.А.

Какими были Ваши первые шаги в производственной деятельности на Сахалине?

В Южно‐Сахалинске я начал работать инженером авиационно‐технической базы аэропорта Южно‐Сахалинск. В мои обязанности входило обслуживание самолетов, организация работы техников, взаимодействие с руководством. Мой карьерный рост оказался достаточно стремительным. Я начал работать рядовым инженером в 1976 году, позже инженером ОТК, далее инженером смены, старшим инженером ОТК, главным инженером, начальником головной авиационно‐технической базы Сахалинского объединенного авиаотряда. Все эти инженерные должности я занимал до 1990 года. Затем работал заместителем командира Сахалинского объединенного авиаотряда по экономике и международным вопросам, коммерческим директором авиакомпании САТ. Некоторое время мне довелось поработать за рубежом. В 1998 году я закончил свою деятельность в качестве представителя Аэрофлота в Японии, где я проработал не полных пять лет. Будучи в Японии, я принимал участие в организации срочных чартерных международных полетов по медицинской эвакуации иностранных сотрудников сахалинских нефтегазовых консорциумов. Интересно, что вообще мы начали участвовать в сахалинских проектах 1992 году, когда американцы попросили нас помочь привезти на Сахалин два американских вертолета и организовать полеты на них в интересах компании Marathon Oil. Мы создали совместное предприятие с компанией Era Helicopters, именно по тем же причинам, что мы не могли предоставить свои вертолеты, так как они не соответствовали требованиям западных коллег. Так что сотрудничество, приобретенное ранее, продолжалось и во время моего пребывания в Японии. При организации рейсов по медицинской эвакуации мне приходилось решать вопросы на уровне авиационных властей России, Японии, МИДа обеих стран, что позволило приобрести хороший опыт международных отношений. Наверное, поэтому мне и предложили возглавить новую авиакомпанию в России. Стоит отметить, что от жизни в Японии остались самые положительные впечатления. На тот момент я занимался организацией полетов на определенных маршрутах, основное взаимодействие происходило с авиакомпанией САТ, поскольку моим основным местом работы было Хакодате. Как представителю Аэрофлота приходилось работать и в других аэропортах, куда летали самолеты Аэрофлота.

Подписание договора о совместном предприятии с американской авиакомпанией Era Helicopters– 1992 г.

Фото с участниками перелета на частном самолете из Вакканая в Южно‐Сахалинск. Второй слева – господин Мияниси. 1992 г.

Как начиналась Ваша работа в «Авиашельфе»? С какими сложностями пришлось столкнуться и как Вы их преодолевали?

– В стране на то время существовало около трехсот авиакомпаний и создание любой новой воспринималось на уровне авиационных властей, мягко говоря, недоброжелательно. Поэтому для создания необходимо было найти очень серьезные аргументы. Имеющийся аргумент, что компания будет способна выполнять актуальные в то время задачи, просто не воспринимался всерьез. Без поддержки наших областных властей, без губернатора, без понимания начальника Дальневосточного управления гражданской авиации господина Нагорного, вряд ли бы удалось создать компанию. То есть, мы могли и не состояться. Профессионалы, с которыми мы создавали авиакомпанию, были людьми с большим опытом, с представлением, чем придется заниматься. А начинали мы с двух вертолетов Ми-8.

Костяк компании представляют собой люди, которые пришли в первые год‐два деятельности «Авиашельфа». Начинали мы с численности в несколько человек, сейчас штат представляет собой 262 человека. Авиакомпанию создавали с целью освоения шельфа Сахалина. Начинали мы работу на проекте Сахалин-2, сейчас нашими постоянными партнерами являются Сахалинская Энергия, Эксон Нефтегаз Лимитед, «РН‐Сахалинморнефтегаз», Газпромнефть‐Сахалин. Конечно же, сотрудничаем и с Сахалинской областной клинической больницей, и с МЧС. Помимо шельфовых проектов есть и другие задачи, например, тушение лесных пожаров и поисково‐спасательные работы. Это остается обязательным сегментом нашей деятельности.

Вертолеты Bell-212 в Южно‐Сахалинском аэропорту. 1992 г.

Расскажите, пожалуйста, с какими особенностями приходилось сталкиваться в реализации основных направлений работы «Авиашельфа»?

– Реализация спасательных мероприятий всегда связана с рисками. Не только для тех, кто попал в беду, но и для тех, кто пытается их спасти. Поэтому для нас всегда существует серьезный выбор, сможем ли мы осуществить работу или нет. Даже при том, что мы наши экипажи подготовлены для выполнения полетов в сложных условиях. Это достигается путем тренировок. Руководящий летный состав — это очень опытные летчики, прошедшие огонь, воду и медные трубы, которые передают свой опыт тем, кого мы принимаем на работу и тем людям, которые в состоянии этот опыт освоить. Они с нами и остаются. Я могу привести пример с платформой «Кольская». Эта трагедия произошла на расстоянии, превышающем радиус действия вертолета. По идее, мы не должны были туда вылетать, тем не менее, два наших вертолета были направлены туда, выполняли работу, кого‐то спасли. Работали на пределе, один из вертолетов, когда он возвращался, до аэродрома не долетел — сел на берегу, Слава Богу, не в море. Такие дела несут за собой и огромную ответственность, и большие последствия. Эта история потянула за собой несколько лет разбирательств, обвинения в том, что мы не спасли всех людей. Хотя, мы не должны были там быть вообще, а все‐таки полетели и нескольких человек спасли. Как бы там ни было, где мы можем помогать людям — будем это делать. Были ситуации, когда приходилось и отказывать. Был случай, когда судно в тяжелых условиях было зажато во льдах, а нам предлагали лететь ночью, везти груз, тросы, причем было оказано серьезное внешнее давление. После оценки рисков решили, что не полетим. Приходилось объяснять, что рядом с судном, мог бы потерпеть крушение и вертолет. Подождали, пока выйдет солнце, и сразу вылетели работать. В таких вопросах, когда речь идет о жизни людей, необходимо найти грань между тем, что мы можем и тем, что от нас ожидают — это всегда сложно.

Изначально вертолет проектировался и создавался как транспортное средство для ликвидации чрезвычайных ситуаций, в том числе спасения людей на поле боя, для морских операций, связанных с подъемом людей с воды, пожаротушением. Наших летчиков готовят к этому, начиная с училища. В тушении пожаров мы участвуем практически каждый год. В прошлом месяце тушили пожар в Охе, работаем регулярно. Работа сложная, а для неподготовленных экипажей — опасная, поэтому в такой работе задействованы только самые опытные экипажи.

У нас есть свой инструкторский состав, который проводит тренировки, например, для посадок в ночное время на площадки буровых установок, тренировки по подъему людей с воды, видов тренировок много. Все они проводятся на наших вертолетах под руководством наших инструкторов. Кроме того, это тренажерная подготовка. Те операции, которые мы не можем отрабатывать вживую на вертолетах, к примеру, пожар в воздухе, тренажерная техника позволяет имитировать. Тренажеры великолепные, с огромной точностью симулируют то, что может происходить в воздухе.

Командиры нашей авиакомпании делятся на две категории: те, кто учились в гражданских и те, кто в военных учебных заведениях. У нас достаточно много командиров, которые в прошлом были военными летчиками.

Как структурирована работа в авиакомпании, какие профильные подразделения существуют сегодня?

– У нас, как и в любой сертифицированной авиакомпании, существуют летное и инженерно‐авиационное подразделения, а также все остальные, без которых авиакомпания не может существовать. Начиная с административной службы, бухгалтерии, юридической службы, отдела кадров, медицинской службы, производственно‐диспетчерской службы, службы организации работ, материально‐технического снабжения. Подразделений много, учитывая, что в данный момент авиакомпания базируется по трем местам — это Оха, Ноглики и Южно‐Сахалинск. Распределение ресурсов достаточно серьезное.

«Авиашельф» на сегодняшний день эксплуатирует 13 воздушных судов, в собственности у нас пять из них. Остальные взяты в аренду на тех или иных условиях, либо предоставлены компании для выполнения специальных задач. В частности, мы эксплуатируем два вертолета ЭНЛ, один вертолет Роснефти, есть вертолет, принадлежащий частной сахалинской компании, два вертолета принадлежат Сахалинской области.

Изменились ли за годы существования «Авиашельфа» принципы сотрудничества с иностранными компаниями?

– Да, за это время поменялись наши иностранные партнеры. В 2004 году компания «Бристоу Групп Инк» (Bristow Group Inc.) выкупила пакет акций авиакомпании. Что касается взаимодействия, оно всегда было очень деловым и крайне полезным. Та же компания «Бристоу Групп Инк» с приходом щедро делилась с нами своим опытом и никогда ни в чем не отказывала. Мы отправляли людей к ним на стажировку, получали необходимые документы, они приезжали проверять нашу работу, давали рекомендации. Мы получили от них много необходимого в работе.

Виктор Сергеевич, за прошедшие годы сильно изменился коллектив предприятия?

– 19 лет – это очень долгий срок. Многие, с кем мы начинали, уже ушли. В компании сейчас очень много молодежи. С профессиональной точки зрения – это великолепные молодые летчики, инженеры, техники. Они приходят в «Авиашельф» как в одну из лучших вертолетных авиакомпаний в стране, где людям приятно работать. Приходят к нам на работу и из других вертолетных компаний, причем никаких особых усилий мы для этого не прилагаем. Хотелось бы, чтобы у нас оставалось больше сахалинцев, но, к сожалению, молодежь не хочет оставаться на острове, хотя мы стараемся удерживать молодых людей насколько это возможно. Новый костяк молодежи, который мы собрали в компании несколько лет назад, очень перспективен. С моей точки зрения, за ними будущее. Компания живет не только благодаря летчикам, но и тем людям, которые организовывают их труд, играя колоссальную роль.

Расскажите о социальной политике компании, о вашей корпоративной культуре? Где вы отдыхаете, соблюдаете ли какие‐либо традиции?

– Основные понятия существования организации определяет трудовой кодекс РФ. В компании существует Совет трудового коллектива, с которым мы согласовываем важнейший вещи, связанные с вопросами выделения путевок, к примеру. Социальная политика связана с социальным партнерством, мы стараемся, чтобы вопросы решались не в административном порядке, а при участии людей. Традиционно стараемся отмечать день авиакомпании в сентябре. К сожалению, авиакомпания разбросана по острову и всех собрать невозможно. Отмечаем, поощряем людей, проводим какие‐то мероприятия. В отношении корпоративной культуры — этот вопрос не остается без внимания. У нас существует Кодекс деловой этики, который является частью Коллективного договора.

За годы работы сложились и управленческие традиции. Прежде всего, на мой взгляд, многое зависит от руководителя, лично я стараюсь как можно дальше отходить от авторитарного подхода к руководству. Стараюсь как можно больше полномочий делегировать тем людям, которые могут с ними справиться лучше меня. Слава Богу, таких у нас достаточно много. Этот вопрос непростой для меня лично. О том, как компания живет, как существует, почему она не развалилась – это тоже самое, что говорить о семье. Одни семьи несчастливы, другие — счастливы. Предприятие либо жизнеспособно, либо не жизнеспособно.

С позиции руководителя, какие качества Вы наиболее цените в своих коллегах, сотрудниках?

– Если честно, то только хороших качеств недостаточно. Даже при условии великолепных отношений, людей с нормальным темпераментом, с определенной одинаковой культурой и жизненным опытом это невозможно представить даже теоретически в любой компании. Для того чтобы организация была стабильна, она должна существовать по определенным законам. Для этого и существует Кодекс деловой этики. Но самое главное, как организация вообще построена. Как организовано прохождение информации, кто за что отвечает, каково отношение к ошибкам, если таковые совершены, каково отношение к нарушениям, если они совершаются преднамеренно – вот это и формирует жизнеспособность компании.

Виктор Сергеевич, а что Вас вдохновляет в жизни?

– Мне кажется, что вдохновение передавало эстафету моим разным чувствам и предпочтениям, и это во многом зависело от того или иного периода жизни. С удовольствием могу позаниматься музыкой. Меня вдохновляет прогресс, возможность какого‐то дальнейшего развития. Никому не хочется работать только, чтобы заработать деньги. Если учесть, что большую часть жизни мы проводим именно на работе, то важнее всего интерес к делу. Я считаю, мне в жизни крайне повезло, я всегда занимался любимым делом. Именно это меня и вдохновляет.

Расскажите о ближайших планах авиакомпании «Авиашельф»?

– В жизни авиакомпании сейчас грядет новый существенный этап в развитии. Можно сказать, что происходит качественный скачок. Мы сейчас работаем над освоением нового типа вертолета AgustaWestland AW189. Это иностранный вертолет, спроектированный специально для полетов в целях оказания услуг по перевозке пассажиров над морем, оборудованный в соответствии с требованиями нашего заказчика. Вертолет должен прийти в августе следующего года, к этому моменту мы должны подготовить людей, ближайшая учеба начнется в Италии 4 сентября, следующие специалисты полетят на обучение в октябре, затем следующей весной. Люди должны владеть английским языком. Далеко не так просто найти специалистов, но эту задачу мы решаем. Для нас это сейчас очень важно. Когда этот момент состоится, он ознаменует новую веху в развитии нашей авиакомпании.

Какова роль вертолетной авиации сегодня на Сахалине по Вашему мнению?

– Считаю, что без вертолетной авиации качество жизни сахалинцев не будет достаточно высоким. Прежде всего, потому что вертолет — это незаменимое средство во многих вопросах. Там, где может сесть вертолет, не приземлится больше никакой летательный аппарат, способный выполнить такую серьезную работу.

Ваша компания базируется в аэропорту «Южно‐Сахалинск». Как складывается сотрудничество в настоящее время?

– С аэропортом «Южно‐Сахалинск» нас объединяет общая история, которая не оставила нам выбора. По сути, мы все здесь одна отраслевая семья, обеспечивающая сахалинцев необходимыми авиауслугами. В областном центре это единственный гражданский аэропорт, который обслуживает пассажиров, и наши вертолеты тоже находятся здесь. За последние годы наш аэропорт провел модернизацию ВПП, грядут изменения, связанные со строительством нового аэровокзала. Все это, конечно, вселяет радость и надежду на долгожданные изменения качества обслуживания пассажиров.

Виктор Сергеевич, в преддверии Дня воздушного флота хотелось бы услышать ваши пожелания коллегам, партнерам, друзьям!

– В преддверии дня Воздушного Флота хотелось бы поздравить не только сотрудников авиакомпании. День Воздушного флота считает своим праздником много людей. Это собственно все, кто работает в авиации, кто имеет к ней отношение, в том числе, пассажиры. Поэтому хочу пожелать всем чистого, мирного неба. Летчикам хочу пожелать видимость миллион на миллион, техникам и инженерам – отсутствие дефектов. Всем удачи, крепкого здоровья, благополучия. Учитывая, что и коллеги и друзья у меня являются авиаторами, конечно же, желаю им безопасности полетов. Для нас, авиаторов, это самое главное, а все остальное уже является вторичным. И, конечно же, желаю всем здоровья, счастья, всего самого лучшего.

Вертолет Ми-8Т авиакомпании «Авиашельф» (фото Дмитрия Сергеева)