Сайт airportus.ru – единственный официальный сайт АО «Аэропорт Южно-Сахалинск»

При использовании иных интернет-ресурсов есть риск получения недостоверной информации

Новости

«Южно‐Сахалинск. Аэропорт. Воспоминания»: 18 ноября 2016 г. Ветеран гражданской авиации Юрий Владимирович Коркин: «Я мечтаю снова сесть за штурвал»

«Вот у нас с Вами руки, а у него – крылья», – эта фраза, произнесенная героем Владимира Машкова в нашумевшем фильме «Экипаж» (версия 2016 года), то и дело всплывает в памяти во время разговора с ветераном гражданской авиации Юрием Владимировичем Коркиным. Кажется, что у него за спиной два невидимых крыла и он готов улететь в любую минуту – вознестись над возрастом и серыми буднями – туда, где прошли его лучшие годы. Он посвятил небу всю свою жизнь. Удивительная вещь – человеческая память! Умело подбирая слова, неторопливо и всецело отдаваясь воспоминаниям, Юрий Владимирович рассказал свою историю.

Коркин Юрий Владимирович, 2016 г.

Я коренной сахалинец. Моя судьба была предопределена с самого начала. Я, можно сказать, родился на аэродроме в послевоенное время в селе Кировское Тымовского района. Неподалеку от него, в Зональном, стоял авиационный полк, там служил мой отец. Главные воспоминания детства – конечно же, самолеты. Разве могло быть иначе? Какой мальчишка устоит перед ними? Помню, мы, детвора, дни напролет лазили по списанным самолетам. Я уже тогда знал все железки, что и как работает. Авиация захватила меня полностью, и моя мечта – стать пилотом – не была чем‐то неопределенным. Я с детства знал, что я им стану, и стал, – улыбается Юрий Владимирович.

Приготовление к запуску, 1965 г.

Не зря говорят, что жизненный путь каждого человека предначертан свыше. Перед целеустремленным и настойчивым сахалинским мальчишкой в начале 60-х были открыты все двери. Закончив школу, 17-летний Юра Коркин отправился покорять большую землю, чтобы получить главный пропуск в своей жизни – пропуск в небо. Остановив свой выбор на Бугурусланском летном училище гражданской авиации, что в Оренбургской области, он с легкостью туда поступил.

Да, именно так! Конечно, у нас был конкурс. Но, в основном, ребят, если и отсеивали на начальном этапе, то исключительно по медицинским показаниям. Учеба мне давалась легко, многое я уже знал детство и юность, проведенные на аэродроме, как оказалось, принесли пользу. Летать мы начали практически сразу. На ЯК-18. Это замечательная спортивная машина. Первый свой самостоятельный полет я совершил именно на ней. До сих пор помню это состояние эйфории: я, 18-ти летний мальчишка, самолет и бескрайние степи внизу. Сколько потом будет этих полетов – не пересчитать, но первый свой я не забуду никогда! Выпускались мы уже на АН-2. Легенда, а не самолет!

Бугурусланское лётное училище гражданской авиации, 1965 г.

В 1967 году, получив диплом пилота, Юрий Владимирович по распределению попадает на Дальний Восток, а затем – на родной Сахалин. Юрий Александрович Лешуков, который в то время был командиром южно‐сахалинского авиаотряда, отправляет его в родное село Кировское. В жизни молодого пилота наступает новый этап.

В строй меня ввели через месяц после прибытия. Был такой порядок – давали возможность отдохнуть. Я еле пережил этот месяц – хотел уже поскорее начать летать. Первое время был вторым пилотом на АН-2. Так было положено – пока ты не налетаешь определенное количество часов, не проявишь себя, не получишь положительных характеристик не станешь командиром воздушного судна. Конечно, спустя некоторое время я им стал.

Мой собеседник талантливейший рассказчик. Его можно слушать часами, все больше и больше погружаясь в удивительные истории, коих ясная память Юрия Владимировича сохранила немало.

1984 г.

Работы было много, да еще какой! Каждый день, да что там – каждый час, был не похож друг на друга. Мы на АН-2 летали по всему Сахалину, по Амуру – вплоть до Хабаровска. Маленьких поселков там было множество и такая авиация была очень востребована. Летом провизией и всем необходимым их снабжали пароходы да катера, а зимой добраться туда можно было только по воздуху. Мы возили с Сахалина пассажиров, всякие грузы, выполняли и внутриобластные рейсы. С Зонального в Оху и Николаевск‐на-Амуре возили сметану в 50-ти литровых бочках, творог. На севере Сахалина, на берегу залива Пильтун, стоял рыболовецкий совхоз, оттуда мы возили навагу. Ее добывали рыбаки и морозили на открытом воздухе, в естественных условиях. Мы садились прямо на лед, загружали ее (как сейчас помню, она была в коробках по 22 кг.) и везли в Зональное. По два рейса в день делали. Летом постоянно работали с геологами. Был у нас такой допуск на АН-2 – «с воздуха» подбор с площадки людей и снаряжения. Летали в места работы геологических экспедиций. Туда везли продукты, обратно – запечатанные образцы минералов. В засушливые летние месяцы, которые не редкость в центральной части Сахалина, тушили с воздуха пожары.

За эту работу Юрий Владимирович был удостоен даже правительственной награды. Из министерства сельского хозяйства РСФСР талантливому сахалинскому пилоту прислали посылку: удостоверение и нагрудный знак «За преумножение и сохранение лесных богатств РСФСР. На службу в южно-сахалинский аэропорт Юрий Коркин пришел в начале семидесятых годов прошлого столетия. Повысил квалификацию, получил допуск к полетам на ИЛ-14 – легенде пассажирских авиаперевозок того времени.

В кабине Ил-14, 1982 г.

Он брал на борт 36 пассажиров. На этих машинах мы летали по Сахалину и Курилам, изредка – в Хабаровск. Как сейчас помню, был такой рейс №783 «Южно-Сахалинск – Зональное Ноглики – Оха» и обратно. По четыре взлета и посадки в день! Чуть позже стали поступать новые машины – АН-24. По тогдашним меркам, более комфортные и вместительные. Особое направление моей работы – разведывательные полеты. По 8-9 часов без посадки летали. Задания были различные: разведка льда в Охотском море, контроль 200-мильной экономической зоны, отслеживали с воздуха подход рыбных косяков. В первых числах мая в Японском море начинался подход дальневосточной сардины. Она похожа на селедку, мы звали ее ивась. Косяки так серебром блестели с воздуха – в глазах рябило. Затем подходила скумбрия и так до самой осени. Что уж говорить – тогда я буквально жил небом и в небе! Каждый день ощущал значимость своей работы. Особенно, когда мы с коллегами совершали так называемые санитарные рейсы. Помню, заночевали как-то раз в Чайбухе, есть такая деревенька на Чукотке. Я тогда еще был вторым пилотом, командиром экипажа был Виктор Васильевич Калинин. И тут посреди ночи, буквально с кроватей нас поднимают срочный вылет в Магадан. Привезли женщину на носилках, у нее какая‐то проблемная беременность была. Ее сначала везли с какого‐то стойбища на собаках, затем на оленях, потом еще 200 километров на гусеничном вездеходе. Что меня поразило – ни один мускул не дрогнул у нее на лице. Она самостоятельно села в самолет и мы пошли на взлет. Как сейчас помню, погода выдалась отвратительная! Ветрище, света белого не видно. Взлетели (что стоило нам немалых усилий), набрали эшелон. Чувствую самолет леденеет. Мы полностью выключили отопление салона, кабины. Все тепло на крылья дали. А лед налипает и налипает на винтах. Невероятно сложный был полет. На подходе к Магадану нам объявляют, что аэропорт закрывается по метеоусловиям. Мы говорим, что по санзаданию, человека спасаем. Разрешили. Сели. «Скорая» забрала эту женщину. Мы успели!

По маршрутным листам пилота Юрия Коркина можно смело изучать географию российского Дальнего Востока: Сахалин, Курилы, Хабаровск, Магадан, Чукотка. Доводилось Юрию Владимировичу бывать и вблизи берегов Аляски.

Было дело, улыбается мой собеседник, в 70-е мы с магаданским ТИНРо искали в том районе гренландских китов. Дошли до Беренгова пролива, разделяющего Чукотку и США. Пролетали так низко, что видели, как американцы махали нам руками. С воздуха наблюдали за белыми медведями. Чудно так! Они абсолютно нас не боялись. Глядишь, идет такой величавый красавец, один нос черным пятнышком только выделяется на ослепительно белом снегу.

1983 г.

«Воздушная одиссея» Юрия Коркина продолжалась около двадцати лет. Затем, по состоянию здоровья ему пришлось обосноваться на земле. Уникальный опыт нашего героя оказался востребованным. До выхода на пенсию Юрий Владимирович работал инструктором на тренажерах ИЛ-14 в аэропорту Южно-Сахалинска, затем трудился в службе по расшифровке «черных ящиков».

На самом деле они не черные, а оранжевые, – со знанием дела говорит Юрий Владимирович, –, а черными их называют, наверное, по аналогии с тревожными событиями, в результате которых ведется их расшифровка. Но мы снимали информацию по запросам различных служб. Это была кропотливая и ответственная работа.

На мгновение остановив свое повествование, Юрий Владимирович задумчиво отвечает на один-единственный, не заданный мною вопрос: «В качестве пассажира летать я не люблю! Все время анализирую действия пилота: здесь я бы сделал так, а тут – иначе. Но, что ни говори, а я прожил удивительную и интересную жизнь!»

Сахно Марк Юрьевич, заместитель начальника КДЦА АО «Аэропорт Южно‐Сахалинск»: С Коркиным Юрием Владимировичем мы познакомились в 1992 году, когда я пришел на работу в авиационно‐техническую базу. Юрий Владимирович тогда трудился в группе расшифровки авиационной полетной информации. Мы занимались разными вещами, и пересекались не по роду своей деятельности, а больше в неформальной обстановке. Юрий Владимирович мне запомнился наличием отличного чувства юмора и его способностью интересно и с присущей ему иронией рассказывать авиационные байки. Мне приятно вспоминать его как человека, к которому всегда можно было прийти за советом. С молодым поколением Юрий Владимирович с удовольствием делился своим накопленным авиационным опытом, а его позитивному отношению к жизни и людям стоило только позавидовать.

Юрий Владимирович с супругой Таисией Васильевной

P.S. Наша беседа продолжалась больше часа. Юрий Владимирович старался не упустить ни одной интересной детали своего славного прошлого. Вспоминал, анализировал, и, конечно же, улыбался вместе со своей женой Таисией Васильевной. Именно она показала мне одну-единственную фотографию, которая в их уютной квартире висит на самом видном месте. Ее главного героя представлять не нужно: молодой пилот Юрий Коркин, подобно голливудскому актеру, позирует на взлетно-посадочной полосе южно‐сахалинского аэропорта. Нетрудно догадаться, что этот черно-белый снимок – семейная реликвия.

Кстати, про нелюбовь к полетам в качестве пассажира Юрий Владимирович все же немного преувеличил. Мой герой любит летать. Но только с тем экипажем, командиром которого является Дмитрий Юрьевич Коркин. Да, сын Юрия Владимировича пошел по стопам отца. Он тоже пилот. Причем, уже с 20-ти летним стажем. Летное училище сейчас заканчивает и внук моего героя – Сергей. А это значит, что в сахалинской авиации фамилия Коркиных зазвучит еще не раз. Впрочем, это уже совсем другая история…

Екатерина Каширина