Навстречу 95-летию гражданской авиации России: Воспоминания Алексея Алексеевича Парамонова

В преддверии главного профессионального праздника российских авиаторов председатель Сахалинского отделения Общероссийской общественной организации «Содружество ветеранов гражданской авиации России» Василий Михайлович Ильин подготовил увлекательный материал о воспоминаниях удивительного человека - Алексея Алексеевича Парамонова, много лет отдавшего сахалинскому небу.

В солнечный морозный январский день 2018 года состоялась моя встреча с замечательным человеком, ветераном гражданской авиации, разменявшим десятый десяток жизни Алексеем Алексеевичем Парамоновым, отработавшим в сахалинском авиации в должности бортмеханика на многих типах воздушных судов вторую половину 20 века, начиная с 1947 года.

Помочь организовать встречу я попросил широко известного в кругах дальневосточных авиаторов, замечательного человека и отличного специалиста своего дела Анатолия Гавриловича Степанова. Его летная карьера началась с должности второго пилота  в авиаэскадрильи Ан-2 аэропорта «Зональное» Южно-Сахалинского объединенного авиаотряда еще до начала 70 годов прошлого столетия  и завершилась в 2010 году в должности пилота-инструктора самолета Ан-24.

Анатолий Гаврилович Степанов и Алексей Алексеевич Парамонов, январь 2018 г.

В преддверии замечательной даты – 95-летия гражданской авиации России, мне как председателю Сахалинского областного регионального отделения Общероссийской общественной организации «Содружество ветеранов гражданской авиации России» было интересно узнать, как живут такие уважаемые как Алексей Алексеевич и Анатолий Гаврилович люди на заслуженном отдыхе, что было интересного в их работе, какой опыт из личной жизни они могут передать молодому поколению, и что хотели бы они пожелать в честь праздника тем, кто связал свою жизнь с авиацией.

Алексей Алексеевич любезно согласился провести встречу в его квартире на проспекте Мира в Южно-Сахалинске, которая поразила меня безупречной чистотой и строгим порядком, где он после ухода из жизни супруги ведет хозяйство собственными силами. Стол был накрыт стараниями Алексея Алексеевича и Анатолия Гавриловича и располагал к началу бесконечных воспоминаний и путешествий по времени и просторам Дальнего Востока.

Благо, что Анатолия Гавриловича не зря за глаза величали Анатолием Говориловичем, и это свойство он ни капельки не растерял в свои далеко не юношеские годы. Его память не стала, как у многих, могилой воспоминаний. Даты, события и фамилии с ними связанные он извлекал на свет, как будто они произошли вчера. Особенно, когда речь заходила о событиях из его собственной жизни.

Сказать просто, что он родился в таком-то году, не позволяет желание сохранить романтику повествования летописи его дружной и большой семьи, узнавать новые подробности которой можно бесконечно долго. История его семьи уходит во тьму каторжного периода на Сахалине и ее следы можно отыскать в трудах известных классиков литературы, посетивших в те годы наши края.

Я бы хотел, чтобы детали своей жизни он когда-нибудь поведал всем из своих уст, так как в ней есть много событий личного характера, что не позволяет мне углубляться в перипетии судьбы его предков. Лишь отдельные события я посчитал возможным передать своими словами из его рассказов о былом.

Анатолий Степанович был десятым ребенком в семье и с ранних лет узнал, что хлеб на дереве не растет, тем более на Сахалине. Так что физической работы он не боялся. И как сказал один поэт – гордиться юношей могли бы смело предки.

Свою трудовую жизнь в авиации Анатолий Гаврилович начал с должности грузчика в Аэропорту Зональное, куда из Кировска - его родной деревни, всего несколько лет назад был переведен гражданский аэропорт. Как известно уже не многим, в Зональном незадолго до этого времени располагалась авиационная часть ВВС на самолетах Ил-28. Международная обстановка тогда была сложной и велась круглосуточная тренировка летного состава, гул самолетов не умолкал ни на минуту. Но обстановка изменилась, была сделана ставка на ракеты. Военные самолеты стали менее востребованы. Их капониры в аэропорту «Зональное» с остатками деталей от самолетов до 70-х годов прошлого века можно было найти за взлетно-посадочной полосой.

А гражданский аэропорт ранее располагался в селе Кировское, что находится ближе к Тымовску, он принимал самолеты По-2 и Як-12. После ухода военных «Зональное» стало приписным аэропортом Южно-Сахалинского объединенного авиаотряда в центральной части острова Сахалин. Наземные сооружения аэродрома, взлетно-посадочная полоса из шестигранных бетонных плит и жилой фонд воинской части долго использовались в интересах гражданской авиации. А молодым специалистам, к числу которых я тоже принадлежал после распределения из Иркутского авиатехучилища и направления в аэропорт «Зональное», находилось место для проживания в дальнем углу гостиницы для пассажиров, семейные пилоты проживали в ДОСах – бывших домах офицерского состава.  С раннего утра и до поздней ночи аэропорт принимал самолеты и вертолеты, включая такие лайнеры, как Ли-2, затем Ил-14, Ан-24, 6 и Як-40 и вертолеты всех типов. Все население средней части острова пользовалась услугами авиации через аэропорт «Зональное».

Ну, а кто из пилотов, когда и в какой очередности прибыл на работу в Зональное Анатолий Гаврилович перечислял обстоятельно и долго. Начал он с 1957 года. Мне запомнились фамилии Сахно Александра Сергеевича, с которым жизнь свела меня уже в Южно-Сахалинске и с которым я работал в составе экипажа самолета Ан-24 в должности штурмана. Также прозвучали имена Гончара Дмитрия Михайловича, впоследствии работавшего в должности заместителя командира 147 летного отряда, Юрченко Юрия Васильевича – командира 147 летного отряда, Королева Анатолия Александровича, впоследствии возглавившего островную авиацию. Было упомянуто также много других фамилий, но их перечисление просто нереально в рамках данного рассказа. Упомяну отдельно только летчика Миргородского Александра Васильевича, с которым меня свела работа по профессии в Южно-Сахалинске, где он работал в должности командира Ан-24 до своей трагической гибели в составе экипажа в начале 80-годов под Завитинском.

Яркая жизнь Александра Васильевича оставила след в памяти у всех, кто с ним когда-либо встречался. Его просто невозможно забыть с его крупной фигурой, громогласной манерой общения, простотой обращения со всеми окружающими, умением организовать коллектив на трудовой подвиг и достойный отдых. Он тоже летал в молодости на Ан-2, а жизнь в малой авиации не бывает без приключений. Об одном таком событии из жизни Александра Васильевича нам и рассказал Анатолий Гаврилович. Как-то молодой летчик Миргородский А.В. перегонял с Сахалина самолет Ан-2 в Хабаровск на ремонт в малый порт. И по пути по какой-то причине приземлился в аэропорту Комсомольска-на-Амуре. По пути от самолета в аэродромный диспетчерский пункт он увидел в зале ожидания Юрия Алексеевича Гагарина. В те годы еще не было так строго с режимом в аэропортах и официоза было поменьше.

Александр Васильевич, молодой красивый летчик, всего-то на три года младше первого космонавта, подошел к нему поздороваться и спросить, что он здесь делает. Оказалось, что космонавт ожидал вылет рейса на Хабаровск и этот рейс предстояло ждать достаточно долго.

Александр Васильевич сказал, что его самолет будет готов вылететь в Хабаровск, сразу, как только будет подписано задание. И не прошло и полчаса, как самолет Ан-2 с космонавтом на борту вылетел из Комсомольска в Хабаровск. На подлете к Хабаровску диспетчеры стали интересоваться, куда следует самолет Ан-2, и нет ли на борту необычного пассажира.  Не знаю, в какой форме диспетчеры делали свой запрос по радио, так как меры секретности при ведении радиосвязи в то время соблюдались неукоснительно.

При подлете к Хабаровску Александру Васильевичу дали команду следовать не в малый аэропорт, а в большой, где космонавта поджидала официальная делегация. Самолету Ан-2 дали команду зарулить на перрон к залу официальных делегаций. Юрию Алексеевичу Гагарину оказали все почести по протоколу, а к командиру Ан-2 начали проявлять ненавязчивый интерес люди с военной выправкой и прической по уставу.

Благо это своевременно заметил первый космонавт планеты Земля и объяснил служивым людям, что это он уговорил командира Ан-2 доставить его из Комсомольска в Хабаровск как можно быстрее.

В жизни простых рабочих, в том числе и грузчиков аэропорта, каким был Анатолий Степанович, тоже бывают судьбоносные события. Такое событие произошло во время визита на Сахалин в 1967 году известного всей стране пилота, Героя Советского Союза, открывшего 9 января 1930 года воздушную линию Хабаровск – Оха – Александровск-на-Сахалине – генерал-майора авиации Михаила Васильевича Водопьянова.

Анатолию Гавриловичу было поручено подкатить к самолету Ил-14, на котором прилетел Водопьянов М.В., трап для встречи, как говорят в авиации – главного пассажира, которого встречала на расстоянии группа высокопоставленных и ответственных работников. Трап в те времена передвигался при помощи грубой физической силы. И установив трап у двери самолета, Анатолий Гаврилович остался стоять при трапе для страховки, как он выразился в телогрейке и шапке-ушанке набекрень.

Когда Михаил Васильевич в шинели, папахе и брюках с лампасами спускался по трапу, Толик Степанов на военный манер поприветствовал легендарного летчика с прибытием на Сахалин. Генерал остановился, подойдя к молодому человеку, сказал, что быть ему летчиком и улетел на самолете в Александровск.

Все так и случилось. Наверно, он стал бы летчиком и без этого пророчества, но не у каждого пилота есть в биографии такой факт участия в его судьбе известного всей стране героя.

Бывает, что иногда пилотам удавалось заполучить автограф Президента в свое пилотское свидетельство. Такой автограф я видел у одного известного на Сахалине пилота, который выполнял полет на Курильские острова с первым Президентом РФ на борту. Но что такое роспись в документе по сравнению с добрым пожеланием легендарного небесного каюра. Так что я чисто по-человечески позавидовал Гаврилычу.

Но, возможно и в моей жизни и жизни многих других молодых парней с Северного Сахалина можно проследить влияние Водопьянова М.В. на их трудовую биографию.

В гражданской авиации Советского Союза состав летных подразделений гражданской авиации включал в себя представителей всех наций, всех краев и республик. А работать на Дальнем Востоке было почетно и престижно. Конечно, не так как в ЦУМВС. ЦУМВС – расшифровывалось как Центральное управление международных воздушных сообщений. То, что ныне преобразовалось в ПАО “Аэрофлот”. Но все-таки желание покинуть остров как можно раньше, поле выработки пенсионного стажа, было не у всех пилотов, в том числе прибывших из других краев с более благодатным климатом, где ранней весной яблони стоят в цвету.

Уже в период моей работы в Южно-Сахалинске в 147 летном отряде существовала большая группа летных специалистов, так сказать местного происхождения. Причем многие из них родились в населенных пунктах, проходящих по маршруту «Трассы героев», которую в свое время проложил Михаил Водопьянов.

Так, в Охе родился командир Ан-24 Владимир Илларионович Диденко. В Хоэ, Танги, Мангидай родились и жили Николай Васильевич Малинин – бортмеханик Ан-24, Ан-26, Юдин Виктор Иванович, отлетавший всю жизнь командиром Ан-24, Ан-26, Боинг 737. Суняйкин Юрий Михайлович, летавший на самолет Ан-24.

В шахтерском поселке Мгачи родился я, трудившийся штурманом Ан-24 и на командных должностях штурманской службы. Еще из Мгачи вышел замечательный человек и пилот Ан-2 Логинов Алексей Иванович, пролетавший на этом самолете не один десяток лет, и проявивший свое летное мастерство во время экспедиции в Антарктиду. Он до сих пор летает на легендарном Ан-2 в Приморье.

Инженерно-технический состав Южно-Сахалинского ОАО пополнили выходцы из Мгачи Багров Владимир Кузьмич, возглавивший в свое время аэропорт «Южно-Сахалинск», и Семченков Виктор Семенович, который работал директором аэропорта «Зональное».

А еще в памяти всплывают имена других Александровских пилотов, таких как Куса Сергей Михайлович, Геннадий Васильевич Михайлов, Брюзгин Владимир Петрович, Макаренко Анатолий Степанович, Иушин Валерий Иванович, Бережной Геннадий Михайлович, которые или родились, или работали в столице Сахалинской авиации начала и середины прошлого века – городе Александровске-на-Сахалине. Для меня лично и жителей многочисленных поселков на западном побережье острова Сахалин имя этого исторического места не было необходимости уточнять при общении. Это был просто город с большой буквы. Если человек сказал, что он поехал в Город, то всем и так понятно без уточнений, что речь идет об Александровске, а не Москве или Париже.  

И этот город, расположенный в самом живописном месте нашего острова, имел все атрибуты столицы. Там находился морской порт, через который труженики Сахалина раз в два три года уезжали на все лето в отпуска на материк. Сперва катером на барже до Николаевска-на-Амуре, а там речными пароходами до Хабаровска, чтобы пересесть на поезда на паровозной тяге. Про этот путь мне рассказывала мама, которой запомнился случай из жизни, когда она на барже с такими же отпускниками потерялась в тумане посреди Татарского пролива.

Когда пришел мой черед в первый раз отправляться с родителями в очередной отпуск существовала, как говорит молодежь, более продвинутая схема доставки людей на материк и с материка. В Александровском порту на рейде стоял белоснежный красавец теплоход Обь.

В ковше Александровского морского порта люди по трапу сходили на палубу баржи (плашкоута) и эти баржи буксирными катерами доставляли прямо к борту теплохода. А там по трапу люди поднимались на борт корабля. Несколько минут ходу по морю на фоне знаменитых скал Три брата на открытой палубе плашкоута при качке доставляли неизгладимое впечатление не только для слабонервных. Ночь в пути до порта Ванино, пересадка на паровоз, ночь до станции Пивань на правом берегу Амура, незабываемая переправа поезда на пароме через Амур до Комсомольска на Амуре и дальше до Хабаровска. А там все пути открыты.

Другим столичным атрибутом был аэропорт. Пускай это был аэропорт местных воздушных линий, но он так оживлял пейзаж окрестных мест и вносил неугасаемый оптимизм и надежду на лучшую жизнь и вселял романтику в юные души. Из этого аэропорта во всех направлениях ежедневно сновали как челноки многочисленные самолеты и вертолеты. И мы были уверены, что вскоре в Александровске построят бетонную полосу и будут принимать большие самолеты. Но пока были самолеты и вертолеты малой авиации. В основном они летали на небольшой высоте вдоль побережья или над сопками и ни один из них не мог уклониться от восхищенных детских взглядов.  Пусть, это были всем известные самолеты Ан-2 и уже малоизвестные вертолеты Ми-1, Ми-4, Ми-2, их приятное стрекотание над синим морем или зелеными сопками имело огромное влияние на подрастающих юнцов, у которых росли года и приближался возраст, когда над было принимать решение, как говорил поэт, кем работать и чем заниматься. Иногда эти машины вдруг начинали кружиться над поселком, как птица над гнездом, и вдруг приземлялись на стадионе или на берегу моря, чтобы забрать больного.  В этом случае прибежать первым к месту посадки вертолета, чтобы потрогать руками его клепанные бока было важнее всего в жизни, не взирая на мольбы пилотов не приближаться к опасной технике.

Этим обстоятельством я и объясняю себе такое большое количество в сахалинской авиации местных выходцев, перечислить здесь их всех я просто не имею возможности.  А ведь еще была южная ветвь Сахалинских авиаторов, в число которых входили, в том числе, бортмеханики Сергей Иванович Верещак из Лесогорска и уважаемый всеми Ким Сун Гон   из Бошняково, Александр Васильевич Доровских из Краснополья – штурман авиаэскадрильи Ан-24, а также командир Ан-24 Михаил Васильевич Ляшко из Томари. Штурман Ил-14, Ан-24, Ан-26 Дорошенко Анатолий Иванович из Смирных. Штурман Ан24, Ан-26, Ил-76 Лешуков Михаил Юрьевич и командир всех типов ВС Сергей Иванович Куропатко, оба из Южно-Сахалинска.

И пусть меня поймут правильно те из коллег, кто не увидит здесь свою фамилию, так как это не исторический документ, а описание воспоминаний, навеянных встречей трех свидетелей тех событий.

Однако в широком кругу фамилий авиаторов с сахалинскими корнями есть особые случаи, не уделить внимание которым мы просто не могли. В первую очередь это целые династии жителей Сахалина, которые представлены в истории островной авиации несколькими поколениями.

К одной такой династии в первую очередь следует отнести династию, берущую начало от Владимира Николаевича Коркина, который был начальником отдела перевозок аэропорта «Зональное» в 60-х годах прошлого века. Его старший сын Юрий прибыл после окончания летного училища на работу в Зональное пилотом Ан-2 вместе с двумя однокурсниками Сенчило Владимиром Григорьевичем и Гаранжа О.Г. Юрий Владимирович много лет пролетал на разведке и  закончил летную карьеру в должности командира Ил-14 в Южно-Сахалинске. От него по стопам отца, как говорили в древности, пошел Дмитрий Юрьевич. Он летал и на Ан-24, и на Боинге 737 в авиакомпании «САТ», а ныне летает на DHC 8-400. В настоящее время уже правнук Владимира Николаевича - Сергей Дмитриевич осваивает профессию пилота. А еще был у Владимира Николаевича сын Николай Владимирович, который был авиатехником-бригадиром и занимался технической эксплуатацией самолетов Ан-2, на которых летал его брат, и нещадно приучал к порядку на рабочем месте и премудростям технической эксплуатации самолетов Ан-2 молодых авиатехников, в том числе и меня.

Династия Степанова Гаврилы Васильевича из Кировска в  сахалинской авиации оставила не меньший след. Сам Гаврила Васильевич после долгих лет работы в колхозе на старости лет работал в охране аэропорта «Зональное» и отвечал за сохранность самолетов Ан-2, на которых летал его сын Анатолий Гаврилович. Сын Анатолия Гавриловича - Евгений Анатольевич много лет работает бортпроводником на всех типах самолетов, что были и есть на вооружении авиакомпания «САТ» и «Аврора». А теперь, уже в этом году, заканчивает переучивание на современный самолет DHC 8-400 молодой пилот Александр Евгеньевич Степанов.

Вообще-то недостатка Степановых в летном отряде не было. Сам Анатолий Гаврилович рассказывал, что иногда у него в экипаже было по три члена экипажа под одной фамилией. Командир Степанов Анатолий Гаврилович, второй пилот Степанов Андрей Германович, штурман Степанов Виктор Кузьмич. Не хватало только бортмеханика под такой фамилией включить в экипаж до полного комплекта.

В 1967 году в Зональное прибыл на работу еще один уважаемый всем летным составом молодой пилот Ан-2 - Сенчило Владимир Григорьевич. Хотя он был из Приморья, но связал всю свою жизнь в авиации с Сахалином. Не смотря на то, что он уже и ушел из жизни, все его помнят и уважают за доброту и человечность. В Южно-Сахалинском ОАО он прошел путь до командира авиаэскадрильи Ан-24. В авиакомпании «САТ» работал помощником летного директора. Летал на пассажирских самолетах и возил грузы на самолете Ан-26. Выполнял любые сложные летные задания, включая такие, как полеты на Аляску в Анкоридж с туристами или грузами или оказание срочной медицинской помощи в любое время суток по перевозке тяжелобольных с Сахалина в Японию. Быть  включенным в состав экипажа Владимира Григорьевича Сенчило хотели все. Но не только в небе он прославился своей работой с людьми. Он много лет работал на командных должностях, где от человека требуется подчас проявление малоприятных для подчиненных качеств, таких как требовательность и принципиальность и даже жесткость. Но это не повлияло на отношение к нему подчиненных в силу превосходства его человеколюбия и чувства уважения к другим. Его след в авиации продолжила дочь Олеся Владимировна своей работой в отделе кадров авиакомпании «САТ» и «Аврора».

Все эти три династии объединяет одна особенность и закономерность. Как было сказано, у Анатолия Степановича семейные корни растут из каторжанских времен, есть они и в династии Коркиных и Сенчило по жениной линии. Но, несмотря на всё лихолетье и перенесенные трудности, присущие истории нашей страны, все эти люди остались верны своей родине – Сахалинской земле, и их потомки продолжают трудиться честно и добросовестно во благо ее процветания, по благородным  заветам своих предков.

Вспомнив добрым словом всех мгачихоемангидайских и других сахалинских небесных каюров, в своем разговоре мы перенеслись на юг острова, где берет начало трудовая биография Алексея Алексеевича Парамонова в островной гражданской авиации. Конечно, никто тогда не делил Аэрофлот на отдельные предприятия. Министерство гражданской авиации-Аэрофлот работало как единый механизм. Но в каждом регионе, а тогда гражданская авиация делилась на Управления гражданской авиации, имелись свои особенности в части природно-климатических особенностей выполнения полетов или специализации на преимущественном выполнении определенного вида авиационных работ. Одни больше возили фрукты с Юга на Севера, другие строили ЛЭП на вертолетах или удобряли поля с воздуха, а на Сахалине авиация всегда тянулась к морю. Каких только видов разведки и видов работ не выполняли сахалинские пилоты, начиная с ледовой разведки и заканчивая не исчерпывающим списком работ, как работа по наведению рыбаков на  косяки рыбы с воздуха.

Алексей Алексеевич с теплотой отзывается о своих коллегах по работе, и как о живых существах вспоминает о самолетах, на которых ему пришлось провести в небе не одну тысячу часов. Должность бортмеханика воздушного судна предполагает особо тесную связь человека с машиной. И, судя по биографии Алексея Алексеевича, эти отношения сложились вполне удачно.

Начинал он работу на самолете Ли-2. Эти самолеты в массовом порядке выпускались во время войны. И надо полагать, что в начале пятидесятых годов, когда Алексей Алексеевич начал трудиться в гражданской авиации, а на Сахалин Алексей Алексеевич попал в 1947 году, сохранилось еще много самолетов с боевой биографией. И хотя они были изготовлены в военное время, в условиях страшного дефицита всех материалов и ресурсов, они ни разу не подвели его и более того, помогали спасать жизни других людей.

Алексей Алексеевич с болью вспоминает виденное им при выполнении работ по спасению жертв цунами на севере Курильских островов в начале 50-х годов. Его экипаж получил задание на вылет к месту катастрофы находясь в Южно-Сахалинске. В первую ночь они добрались до Николаевска-на-Амуре и на другой день приземлились в Петропавловске, где на аэродроме уже находились десятки самолетов Ли-2.

На их самолет погрузили печки, одеяла, теплое белье и была дана команда лететь на остров Парамушир, где тысячи людей остались без крова и тепла замерзать на холодном ноябрьском ветру.  В обратном направлении вывозили детей, раненых и погибших.  Вид этой ужасной картины до сих пор стоит перед глазами очевидца событий.

Помимо экстремальных событий была и обычная летная работа, главной ценностью которой является безопасное выполнение полетного задания на продолжении не одного десятка лет и возвращение после работы в родной дом, где его ждала любимая жена.

Долгие годы они жили в маленьком, но гостеприимном домике на южной окраине Южно-Сахалинска недалеко от магазина Крильон, разделяя свой кров с вновь прибывающим пополнением пилотов. Сейчас на этом месте стоят похожие своей раскраской на попугаев торговые дома.

Спустя годы после событий на севере Курильских островов на смену Ли-2 сперва пришли надежные самолеты Ил-14, на которых Алексею Алексеевичу пришлось и пассажиров возить, и летать в море на разведку, и регулярно возить почту и сметану из южных городов острова в Оху. Затем пришлось освоить новое поколение самолетов с турбовинтовыми двигателями, каким являлся самолет Ан-24 во многом отличавшийся от своих поршневых предшественников. И не только освоить их эксплуатацию, но и воспитывать молодое поколение бортмехаников и прививать им любовь к профессии и чувство ответственности, которое в авиации оберегает жизнь от смерти. Я часто слышал добрые отзывы о своем инструкторе-бортмеханике от тех, кто прошел его школу работы в авиации.

В завершении нашей встречи вспомнили и про юбилейную дату в нашей гражданской авиации, в честь которой Алексей Алексеевич на пару с Анатолием Гавриловичем пожелали всем ныне здравствующим авиаторам счастья и здоровья, чистого неба и безаварийной работы, семейного счастья, благополучия и процветания, уверенности в завтрашнем дне и долгих лет жизни и почета. А гражданской авиации в целом дальнейшего развития и возрождения российского авиастроения.

Ильин Василий Михайлович, авиатехник по самолетам и двигателям, штурман 2-й авиаэскадрильи 359 летного отряда, штурман Ан-24, штурман авиаэскадрильи Ан-24, штурман 147 летного отряда, старший штурман Сахалинского ОАО, и прочих должностей в период работы в Авиакомпании "САТ", "Тайга" и "Аврора", надевший курсантскую шинель в 1970 году в авиатехучилище в Иркутске.

08 февраля 2018 г.